Почему растет онкомаркер са 125 после химиотерапии

Онкомаркеры после химиотерапии

Почему растет онкомаркер са 125 после химиотерапии

Онкомаркеры – это специфические вещества, которые имеют разное химическое строение и либо являются продуктами обмена веществ в раковой клетке, либо вырабатываются неповреждёнными клетками в ответ на присутствие в организме злокачественной опухоли.

Они могут располагаться на поверхности атипичных клеток или экскретироваться в биологические жидкости, где их находят в незначительном количестве. После химиотерапии уровень онкомаркеров вначале повышается, а затем возвращается к референтным показателям.

Химическая структура и функция онкомаркеров
Сегодня учёные выделили более двухсот опухолевых маркеров, однако, в практической онкологии используется не более двадцати. Основу их макромолекулы составляет белок.

К нему прикрепляются молекулы углеводов и липидные комплексы. Молекулярная масса равна нескольким сотням тысяч дальтон. Некоторые из маркеров ассоциированы с определённым органом, а другие продуцируются с начала метаплазии любых клеток.

Существует привязка опухолевых маркеров и к конкретному гистологическому типу опухоли. В организме человека в нормальной концентрации находится множество веществ, которые обеспечивают гомеостаз.

Их экспрессия происходит постоянно. Но если в органе, который синтезирует гормоны или ферменты, развивается злокачественная опухоль, он начинает выделять огромное количество этих веществ.

Так происходит, например, с поджелудочной железой или яичниками.

Некоторые онкомаркеры после химиотерапии находят в очень высокой концентрации. Это связано с тем, что при распаде атипичных клеток выделяются фрагменты белка, которые проникают в кровь. После того, как под действием химиотерапевтических препаратов погибнут все раковые клетки, экспрессия опухолевых маркеров прекращается и их уровень снижается до референтных показателей.

Есть такие опухолевые маркеры, продукция которых происходит в здоровых клетках, которые расположены в непосредственной близости от злокачественной опухоли.

Эти онкомаркеры после химиотерапии также могут синтезироваться вначале в больших количествах, а затем их показатели возвращаются к норме.

Ряд маркеров появляется в периферической крови в повышенной концентрации при развитии злокачественного новообразования в любом органе.

Определение уровня опухолевых маркеров представляет большую диагностическую ценность. Для того чтобы правильно интерпретировать результаты обследования, следует определять онкомаркеры до и после химиотерапии.

Если регулярно сдавать анализыпосле химиотерапии или оперативного вмешательства, то рецидив заболевания или метастазы опухоли в другие органы можно заподозрить за шесть месяцев до того, как появятся первые клинические признаки.

В диагностике многих онкологических заболеваний применяют тестовые исследования несколькими онкомаркерами. Это значительно повышает диагностическую ценность метода. Например, в диагностике рака яичников применяют тест ROMA, в котором учитывается два опухолевых маркера.


Кратность определения уровня онкомаркеров до и после химиотерапии

Повышение уровня одного антигена на этапе диагностики злокачественного новообразования никоим образом не является критерием рака. Для того чтобы поставить окончательный диагноз, онкологи проводят комплексное обследование пациентов.

Определение уровня маркера, концентрация которого была повышена, проводят спустя месяц после первичного анализа. Это лучше всего делать в той же лаборатории, что и первый раз.

Онкомаркеры после химиотерапии, радиационного лечения и оперативного вмешательства определяют с такой кратностью:

в течение первого года после противоракового лечения – один раз в месяц;на втором году – один раз в два месяца;на протяжении третьего года всего один раз;в течение последующих пяти лет – один раз в два года;в последующие годы жизни – ежегодно один раз.

Следует помнить, что у девяноста процентов пациентов, у которых диагностировано злокачественное новообразование и верифицирована опухоль, повышается уровень онкомаркеров. Их уровень может повышаться во многих других случаях:

при наличии доброкачественных новообразований;вследствие некроза злокачественной опухоли под воздействием адъювантной терапии;при других неонкологических заболеваниях.

Определение уровня опухолевых маркеров наиболее целесообразно проводить неоднократно.

Это способствует динамическому наблюдению за течением заболевания и эффективностью адъювантной терапии рака, которая, как правило, включает химиотерапевтические препараты, гормоны и противоопухолевые антибиотики.

Исследование концентрации маркеров проводят также после оперативного вмешательства и лучевой терапии.

Важно определять онкомаркеры непосредственно перед лечением рака. Это даёт возможность сравнивать показатели и оценивать динамику ракового процесса. Если первоначальный их уровень перед началом лечения был повышен, то быстрый темп их снижения свидетельствует о том, что тактика лечения выбрана правильно.

Если же онкомаркеры после химиотерапии вырабатываются в тех же количествах, что и до начала лечения или увеличиваются, то это может указать на необходимость пересмотреть схему лечения и выбрать более действенные препараты.

В том случае, когда антигены начали продуцироваться в больших количествах, надо думать о рецидиве заболевания или высоком риске образования метастазов.


Онкомаркеры, которые определяют до и после химиотерапии

Известно более двадцати онкомаркеров, которые наиболее часто исследуют в процессе диагностики и лечения злокачественных новообразований. Представляем вашему вниманию перечень наиболее часто определяемых:

1. ХГЧ, или же β- хорионический гонадотропин человека, является физиологическим гормоном беременности. Его экспрессия происходит в синцитиотрофобласте плаценты.

Если его уровень повышается у мужчин и небеременных женщин, то это может свидетельствовать о наличии злокачественного новообразования.

Он представляет диагностическую ценность в диагностике и мониторинге эффективности противоракового лечения семином у мужчин, хорионкарциномы яичников и трофобластических опухолей. Наибольшую чувствительность этот онкомаркер на рак проявляет по отношению к карциноме плаценты или яичников.

2. β-2-микроглобулин определяют в моче и сыворотке крови. Он по своей структуре идентичен легкой цепи опухолевых антигенов HLA. Его уровень рекомендуется определять для подтверждения диагноза и мониторинга течения заболевания пациентов, страдающих множественной миеломой, а также неходжинскими лимфомами. Его показатели учитывают в мониторинге после трансплантации органов.

3. АФП (α-фетопротеин) является эмбриоспецифичным гликопротеином, в составе молекулы которого содержится около четырёх процентов углеводов. Он по составу своих аминокислот сходен с альбумином. Этот белок вырабатывается во время беременности клетками желточного мешка, а позднее — печенью эмбриона.

При помощи этого маркера проводится диагностика таких видов рака, как первичная гепатоцеллюлярная карцинома и герминома. Повышение его показателей указывает на высокую вероятность пороков развития плода.

Повышенный уровень α-фетопротеина наблюдается при тератокарциномах яичек, желточного мешка или же яичников.

4. Раково-эмбриональный антиген РЭА, или же канцеро-эмбриональный антиген СЕА представляет собой гликопротеин с достаточно высоким содержанием углеводов. Его синтезируют клетки органов пищеварительной системы плода. После рождения ребёнка его синтез подавляется.

У взрослого человека опухолевый антиген РЭА в норме не выявляется ни в одной биологической жидкости. Повышение показателей этого онкомаркера на рак наблюдается при карциномах органов пищеварительного тракта, раке молочной железы, лёгких, головы и шеи.

Повышение уровня СЕА отражает стадию заболевания.

5. Специфический онкомаркер рака молочной железы TPS является тканевым полипептидом, цитокератином 18. Этот онкомаркер указывает на рак груди, предстательной железы, яичников и гастроинтестинальную карциному.

Быстрое повышение его содержания в крови детектируется у пациентов со стремительным метастазированием. Он составляет диагностическую ценность, когда исследование проводится до начала оперативного вмешательства.

Высокий уровень TPS после проведенного лечения химиотерапевтическими препаратами коррелирует с однолетней выживаемостью.

6. Метаболический онкомаркер Tumor M2-PK. Большинство злокачественных новообразований человека продуцирует изомерную форму пируваткиназы. Повышение его концентрации указывает на то, что клетки переключились с нормального типа метаболизма на анормальный, раковый. Отмечается высокая корреляция уровня онкомаркера на рак Tumor M2-PK со степенью злокачественности и стадией опухоли.

Определение уровня онкомаркеров до и после противоракового лечения позволяет наблюдать динамику заболевания и проводить скрининговые исследования относительно вероятности рецидива и развития метастазов злокачественной опухоли. Повышение уровня онкомаркеров спустя некоторое время после химиотерапии возможно при неблагоприятном течении патологического процесса.

Источник: //www.ruonc.ru/onkomarkery-posle-ximioterapii/

Диагностика рака: почему онкомаркеры «не работают»

Почему растет онкомаркер са 125 после химиотерапии

Гелена Петровна, можно ли с помощью онкомаркеров диагностировать рак на ранней стадии?

Действительно, у многих пациентов существует устойчивая вера в то, что опухолевые клетки выделяют определенные вещества, которые циркулируют в крови с момента зарождения новообразования, и достаточно периодически сдавать анализ крови на онкомаркеры, чтобы удостовериться, что рака нет.

Есть множество материалов в интернете на эту тему, которые содержат, к сожалению, абсолютно ложные утверждения о том, что проверяя кровь на онкомаркеры, возможно обнаружить заболевание на ранней стадии. 

На самом деле использование онкомаркеров для достоверного выявления  рака не показало своей эффективности ни в одном исследовании, соответственно, они не могут быть рекомендованы для первичной диагностики онкологических заболеваний.

Далеко не всегда значения онкомаркеров коррелируют с заболеванием. Для примера приведу случай из своей практики: недавно у меня проходила лечение пациентка – молодая женщина, у которой был диагностирован метастатический рак молочной железы, при этом значения онкомаркера CA 15.3 оставались в пределах нормы.

Какие причины кроме онкологических заболеваний,  могут вызвать повышение онкомаркеров?

В диагностике есть два критерия, которыми мы оцениваем любое исследование – это чувствительность и специфичность. Маркеры могут быть высокочувствительными, но низкоспецифичными. Это говорит о том, что их повышение может зависеть от целого ряда причин, совершенно не связанных с онкологическими заболеваниями.

Например, маркер рака яичников CA 125 может быть повышен не только при опухолях или воспалительных заболеваниях яичников, а, например, при нарушении функции печени, воспалительных заболеваниях шейки матки и самой матки. Часто при нарушениях функции печени повышается раковоэмбриональный антиген (РЭА).

Таким образом, значения онкомаркеров зависят от целого ряда процессов, в том числе и воспалительных, которые могут происходить в организме.

При этом бывает так, что незначительное повышение онкомаркера служит началом для старта целого ряда диагностических процедур вплоть до такого небезвредного исследования, как позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ/КТ), и  как выясняется впоследствии,  эти процедуры были совсем не нужны этому пациенту. 

Для чего применяются онкомаркеры?

Онкомаркеры в основном используются для мониторинга течения заболевания и оценки эффективности лекарственной терапии опухолевых заболеваний.

В том случае, если изначально при установлении диагноза у пациента было обнаружено повышение онкомаркера, в дальнейшем с его помощью мы можем отслеживать, как проходит лечение.

Часто после операции или проведенного химиотерапевтического лечения мы видим, как уровень маркера с нескольких тысяч единиц буквально «обваливается» до нормальных значений.

Его повышение в динамике может говорить о том что, произошел либо рецидив опухоли,  либо оставшаяся, как говорят врачи, – «резидуальная» опухоль проявила резистентность к лечению.  Наряду с результатами других исследований это может послужить для врачей сигналом о том, что следует подумать о смене тактики лечения и о дальнейшем полном обследовании пациента.

Есть ли исследования, которые действительно помогают выявить рак на ранней стадии?

Существуют исследования для выявления некоторых видов рака, которые показали свою надежность и действенность в больших эпидемиологических исследованиях и рекомендуются для применения в скрининговом режиме.

Так, например, Специальная комиссия США по профилактике заболеваний (United States Preventive Service Task Force — USPSTF) по результатам недавних клинических исследований рекомендует проведение низкодозовой компьютерной томографии для скрининга рака легкого.

Низкодозовая КТ рекомендуется людям в возрастной группе от 55 до 80 лет и которые при этом имеют 30-летнюю историю курения или бросили курить не более, чем 15 назад.

На сегодняшний день это самый точный метод для раннего выявления рака легкого, эффективность которого подтверждена с точки зрения доказательной медицины.

Ни рентгеновское исследование, ни тем более флюорография органов грудной клетки, которые применялись ранее, не могут заменить низкодозовую КТ, так как их разрешающая способность позволяет выявить только крупноочаговые образования, которые свидетельствуют о поздних стадиях онкологического процесса.

При этом взгляды на некоторые виды скрининга, которые массово применялись в течение нескольких десятилетий, сегодня пересматриваются.

Например, раньше мужчинам врачи рекомендовали сдавать анализ крови на ПСА для скрининга рака простаты.

Но последние исследования показали, что уровень ПСА не всегда служит надежным основанием для начала диагностических мероприятий. Поэтому сейчас мы рекомендуем сдавать ПСА только после консультации с урологом.

Для скрининга рака молочной железы рекомендации остаются прежними – для женщин, не входящих в группу риска по раку молочной железы, обязательная маммография после 50 лет раз в два года. При повышенной плотности тканей молочной железы (встречается примерно у 40% женщин) необходимо дополнительно к маммографии проводить УЗИ молочных желез.

Еще одно очень распространенное онкологическое заболевание, которое может быть выявлено с помощью скрининга – рак кишечника.

Для выявления рака кишечника рекомендуется колоноскопия, которую достаточно проводить раз в пять лет, начиная с 50 лет, в том случае если нет жалоб и отягощенной наследственности по данному заболеванию.

По желанию пациента обследование может быть проведено под анестезией и не доставить никаких неприятных ощущений, при этом оно является самым точным и эффективном методом диагностики колоректального рака.

Сегодня существуют и альтернативные методики: КТ-колонография, или «виртуальная колоноскопия», позволяет провести исследование толстой кишки без введения эндоскопа – на компьютерном томографе.

Метод обладает высокой чувствительностью:  90% при диагностике полипов более 1 см при продолжительности исследования около 10 минут.

Ее можно рекомендовать тем, кто уже ранее проходил традиционную скрининговую колоноскопию, которая не выявила никаких отклонений.

На что стоит обратить внимание молодым людям?

Скрининг, который начинается в более раннем возрасте – это скрининг на рак шейки матки. Мазок на онкоцитологию (ПАП-тест), по американским рекомендациям, необходимо сдавать с 21 года.

Кроме того, необходимо сдавать тест на вирус папилломы человека (ВПЧ), так как длительное носительство определенных онкогенных типов ВПЧ ассоциируется с высоким риском развития рака шейки матки.

Надежным методом защиты от рака шейки матки является вакцинация девочек и молодых женщин против ВПЧ.

К сожалению, в последнее время увеличивается заболеваемость раком кожи и меланомой.

Поэтому желательно показывать так называемые «родинки» и другие пигментные образования на коже дерматологу раз в год, особенно если вы находитесь в группе риска: у вас светлая кожа, были случаи заболевания раком кожи или меланомой в семье, были случаи солнечных ожогов, или вы любитель посещать солярии, которые, кстати, запрещены в некоторых странах к посещению до 18 лет.  Доказано, что два и больше эпизодов солнечных ожогов кожи повышают риск возникновения рака кожи и меланомы.

Можно ли следить за «родинками» самостоятельно?

К самоосмотрам у специалистов отношение скептическое. Например, самоосмотр молочных желез, который так пропагандировали раньше, не доказал своей эффективности. Теперь это считается вредным, потому что усыпляет бдительность и не позволяет вовремя провести диагностику. Так же и осмотром кожи. Лучше, если его проведет дерматолог.

Могут ли онкологические заболевания передаваться по наследству?

К счастью, большинство онкозаболеваний не передаются по наследству. Из всех видов рака только около 15% являются наследственными.

Яркий пример наследственного рака – это носительство мутаций в антионкогенах BRCA 1 и BRCA 2, которое связано с повышенным риском рака молочной железы и в меньшей степени с раком яичников. Всем хорошо известна история Анжелины Джоли, мама и бабушка которой умерли от рака молочной железы.

Таким женщинам необходимо регулярно наблюдаться и проходить обследования молочной железы и яичников, чтобы предотвратить развитие наследственного рака.  

Остальные 85% опухолей – это опухоли, которые возникают спонтанно, не зависят от какой-либо наследственной предрасположенности.

Однако если в семье несколько кровных родственников страдали онкологическими заболеваниями, мы говорим о том, что их дети могут иметь сниженную способность к метаболизму канцерогенных веществ, а также к репарации ДНК, то есть к «починке» ДНК, если говорить упрощенно.

Каковы основные факторы риска развития онкологических заболеваний?

К основным факторам риска можно отнести работу на вредных производствах, курение, частое (более трех раз в неделю) и длительное употребление алкоголя, ежедневное употребление красного мяса, постоянное употребление пищи, которая прошла термическую обработку, была заморожена и продается в готовом к употреблению виде.

Такая пища бедна волокнами, витаминами и другими необходимыми человеку веществами, что может вести к повышенному риску возникновения, например, рака молочной железы.

Курение  – это один из наиболее распространенных и грозных факторов риска – оно приводит не только к раку легких, но и раку пищевода, желудка, мочевого пузыря, опухолей головы и шеи: раку гортани, раку слизистой щеки, раку языка и т.д.

Для рака кожи и меланомы, как мы уже упоминали, фактором риска является  пребывание на солнце до солнечных ожогов.

Длительное употребление гормональных препаратов, например, заместительной гормональной терапии, более 5 лет и не под наблюдением врачей, может вести к повышению риска заболевания раком молочной железы и раком матки у женщин, поэтому прием таких препаратов должен проводиться под строгим контролем маммолога и гинеколога.

Как мы уже упоминали выше, фактором риска могут являться и вирусы, в том числе онкогенные типы вируса ВПЧ, которые приводят к раку половых органов и раку полости рта. Некоторые неканцерогенные вирусы могут также являться факторами риска.

Например, вирусы гепатита B и C: они не вызывают напрямую рак печени, но приводят к хроническому воспалительному заболеванию печени – гепатиту, и через 15 лет у пациента с хроническим гепатитом B и C может развиться гепатоцеллюлярный рак.

Когда стоит проконсультироваться с врачом?

Если есть факторы риска, или человек чувствует беспокойство, лучше проконсультироваться с врачом-онкологом.  Чего точно не стоит делать – назначать обследования самому себе.

Вы можете получить массу ложноположительных и ложноотрицательных результатов, которые усложнят Вашу жизнь и могут привести к стрессу, ненужным диагностическим процедурам и вмешательствам.

Конечно, если вдруг появились тревожные симптомы, то проконсультироваться с онкологом нужно обязательно, независимо от рисков.

На консультации мы задаем очень много вопросов, нас интересует все: образ жизни, стаж курения, употребление алкоголя, частота стрессов,  характер питания, аппетит, индекс массы тела, наследственность, условия работы, как пациент спит ночью и др.

Если это женщина, важен гормональный статус, репродуктивный анамнез: во сколько лет появился первый ребенок, сколько было родов, кормила ли женщина грудью и т.д.

Пациенту может показаться, что эти вопросы не имеют отношения к его проблеме, но для нас они важны, они  позволяют составить индивидуальный портрет человека, оценить риски развития у него тех или иных онкологических заболеваний и назначить именно тот комплекс обследований, который ему необходим.

Персонализированный онкологический чек-ап в Европейском медицинском центре.  

Источник: //www.emcmos.ru/news/diagnostika-raka-pochemu-onkomarkery-ne-rabotayut

Онкомаркер СА-125 в контроле рецидива рака яичника

Почему растет онкомаркер са 125 после химиотерапии

Злокачественные эпителиальные новообразования яичников — бессимптомные, быстро растущие опухоли с поздним возникновением клинических проявлений, поэтому для выявления ранних рецидивов необходимо тщательное наблюдение. Во многих отделах брюшной полости могут скрываться крупные метастазы, которые невозможно обнаружить при физикальном исследовании и с помощью методов лучевой диагностики.

При наблюдении за пациентками после лечения рака яичника (РЯ) не всегда целесообразно использовать такие сложные методы, как КТ.

Некоторые считают, что для контроля распространенности заболевания необходимо периодически определять содержание СА-125 и широко применять хирургические методы — лапароскопию и лапаротомию.

Возможно, в будущем скрытые формы болезни можно будет диагностировать с помощью ПЭТ.

Оптимальная стратегия наблюдения за больными без клинических проявлений заболевания после первичного лечения поздних стадий рака яичника (РЯ) не определена. Существует активный и пассивный подход.

Данных о пользе терапии второй линии нет; эти методы лечения дорогие, порой сопровождаются тяжелыми осложнениями и причиняют существенный дискомфорт больным.

Во время повторной контрольной лапаротомии можно сделать достаточно точный прогноз о дальнейшем течении заболевания, что позволит пациенткам планировать свою жизнь.

В настоящее время нет данных о том, что интенсивное наблюдение за больными с клиническими проявлениями заболевания положительно влияет на общую бессимптомную выживаемость или качество жизни.

Поэтому схему наблюдения следует разрабатывать индивидуально, в соответствии с потребностями каждой больной.

Проведено много исследований XT второй линии, в которых показано, что ранние диагностика и лечение рецидивов улучшают исход, но это еще предстоит доказать.

Мы проводим физикальное исследование и определение уровня СА-125 через регулярные промежутки времени, снижая частоту наблюдения с увеличением безрецидивного интервала. Методы визуализации используем по индивидуальным показаниям. Такая практика не имеет хорошего научно-методического обоснования, поскольку, как сказано ранее, оптимальная стратегия неизвестна.

Когда истекает 2 года и рецидивы не выявлены, число визитов уменьшается до 1 раза в полгода. У больных, которым не проводилась лапаротомия «second-look», в первые 2 года частота посещений составляет 1 раз в 3—4 мес. Многие женщины настаивают на более частом наблюдении, чтобы удостовериться в отсутствии прогрессирования заболевания.

СА-125 — антиген, выделенный Bast с помощью моноклональных антител ОС-125, которые были получены от мышей, иммунизированных эпителиальными злокачественными клетками яичника.

Антигенные детерминанты СА-125 представляют собой муциноподобные гликопротеиды с молекулярной массой более 200 000 Да.

Небольшое количество антигена экспрессируется во взрослых тканях, происходящих из целомического эпителия, включая мезотелиальные клетки, выстилающие плевру, перикард и брюшину.

Этот антиген также определяют в эпителиальном компоненте маточных труб, эндометрия и эндоцервикса. СА-125 не обнаружен в яичниках плода и взрослых женщин. Однако СА-125 экспрессируется более чем 80 % немуцинозных эпителиальных злокачественных опухолей яичников.

Bast разработал радиоиммунный анализ для определения уровня СА-125 в сыворотке и других биологических жидкостях. Обычный коэффициент вариабельности анализа (в разные дни) примерно 15 %. В связи с этим только удвоение или половинное уменьшение концентрации антигена считают существенным изменением. При верхней границе нормы 35 ед.

/мл повышенное содержание СА-125 отмечают у 1 % здоровых доноров, у 6 % пациенток с доброкачественными заболеваниями, у 28 % — с негинекологическими злокачественными новообразованиями и у 82 % — с верифицированным РЯ. Niloff и соавт.

сообщили об увеличении уровня СА-125 при поздних стадиях аденокарциномы маточной трубы, эндометрия и эндоцервикса.

Более чем в 90 % случаев рака яичника (РЯ) повышение или падение уровня СА-125 коррелируют с прогрессированием или регрессированием заболевания. По данным Niloff, при СА-125 < 35 ед.

/мл в 14 из 36 случаев патологию не выявляли при ревизии во время операции «second-look» и ни в одном случае размер опухоли не превышал 1 см. Стойкое повышение уровня СА-125 связано с персистенцией заболевания.

У 85 % пациенток с потерей опухолевых антигенов рецидив болезни выявили по повышению уровня этого маркера.

В исследовании, представленном Knapp и Friedman, увеличение концентрации СА-125 наблюдали за 1 — 14 мес. до возникновения рецидива (в среднем за 5 мес). Нужно помнить, что повышение уровня СА-125 также отмечают при поражении гепатоцитов или хроническом перитоните, однако этот факт не должен компрометировать достоинства метода при мониторинге за течением рака яичника (РЯ).

Фактически у всех больных с повышенным содержанием СА-125 определяют остаточные опухоли во время операции «second-look» или выявляют рецидивы рака яичника (РЯ) в течение следующих 4—6 мес.

Нормальный уровень опухолевого маркера перед релапаротомией имеет ограниченное значение, поскольку более чем у 50 % больных с таким результатом и отсутствием клинических данных о наличии опухоли заболевание все же прогрессирует; остаточная опухоль менее 2 см редко вызывает повышение концентрации СА-125.

Повышенное содержание этого показателя перед операцией «second-look» позволяет онкогинекологу высказать предположение о рецидиве или персистенции заболевания, но не дает основания точно предсказать размер остаточной опухоли или исход, т. к.

более чем в 1/3 случаев при опухоли более 2 см также наблюдают нормальный уровень СА-125. Быстрое падение концентрации опухолевого маркера до нормы после начала XT чаще сопровождается отрицательными результатами во время операции «second-look».

Levin сообщил, что практически у всех пациенток с отрицательными находками во время лапаротомии «second-look» уровень СА-125 сохранялся в переделах нормы в течение 3 мес. после первичной циторедуктивной операции. Buller и соавт.

показали, что выраженное падение уровня СА-125 после циторедуктивной операции и начала XT — показатель благоприятного исхода.

Эти исследователи доказали, что у больных с резким падением содержания СА-125 до уровня нормы к началу третьего цикла XT после операции выживаемость значительно лучше по сравнению с теми, у кого перед четвертым циклом показатель маркера остается повышенным.

Buller описал S-образную кривую регрессии уровня СА-125 и предложил применять альтернативную XT у больных с отсроченной кривой, или регрессией повышенного значения.

Hogberg и Kagedal сообщили, что у 23 пациенток с периодом полураспада СА-125 менее 16 дней во время индукционной XT расчетная выживаемость после лапаротомии «second-look» в течение 59 мес. составила 68 %.

У 49 женщин с периодом полураспада СА-125 более 16 дней этот показатель был равен 18 %.

Всех пациенток, успешно завершивших лечение по поводу рака яичника (РЯ), наблюдают с периодичностью по крайней мере 1 раз в 3 мес; уровень СА-125 определяют при каждом посещении. При нормальных данных клинического обследования и допустимом уровне СА-125 риск рецидива низкий, при выраженном повышении — высокий.

Положительный цитологический анализ жидкости, полученной во время лапароцентеза, подтверждает подозрение на рецидив. При увеличении содержания СА-125 с последующей стабилизацией показателей на уровне плато и отсутствии клинических проявлений заболевания показано тщательное наблюдение (особенно при минимальном повышении, например, до менее 100 ед.

) до подтверждения рецидива или изменения кривой концентрации опухолевого маркера.

Сопутствующие заболевания печени, сердца, артрит и другие могут быть причиной стойкого повышения СА-125. Первоначальный уровень этого показателя у женщин с поздними стадиями заболевания, ответивших на лечение, не всегда коррелирует с выживаемостью. Latimer и соавт.

провели многофакторный анализ и показали, что уровень СА-125 не был прогностическим фактором выживаемости, независимым от стадии заболевания.

Другими словами, при возникновении объективного ответа на лечение выживаемость не зависит от того, было содержание СА-125 до лечения высоким или низким.

Повышение уровня СА-125 после лечения, в период наблюдения, обычно указывает на рецидив, даже если он клинически не проявляется. Большинству таких больных показана повторная химиотерапия (XT).

К сожалению, сейчас федеральные контролирующие органы не считают повышение уровня опухолевого маркера индикатором рецидива, что затрудняет интерпретацию результатов рандомизированных клинических исследований, направленных на возможную регистрацию лекарственных средств. Однако, по данным Rustin и соавт.

, «прогрессия СА-125» — эквивалент прогрессирования заболевания, доказанного стандартными клиническими или визуализирующими методами диагностики.

Существуют другие причины повышения содержания СА-125, гинекологические и экстрагенитальные: острые воспалительные процессы в области таза и в любой другой части тела, острый гепатит или панкреатит, хронические заболевания печени, колит, сердечная недостаточность, дивертикулит, артрит, пневмония и др.

Посетите раздел других видео уроков по пропедевтике.

– Также рекомендуем “Контрольная релапаротомия (операция second-look) в контроле рецидива рака яичника”

Оглавление темы “Химиотерапия рака яичника”:

Источник: //meduniver.com/Medical/onkologia/recidiv_raka_iaichnika_i_ca-125.html

WikiMedicOnline.Ru
Добавить комментарий