Сэм вакнин злокачественная самовлюбленность нарциссизм пересмотренный

Что чувствует нарцисс, когда говорит «люблю»? | | PSICHO DOM

Сэм вакнин злокачественная самовлюбленность нарциссизм пересмотренный

Сэм Вакнин автор книги «Злокачественная самовлюбленность: нарциссизм пересмотренный» продолжает отвечать на ваши вопросы. За перевод благодарю Ольгу Яновскую.

Вопрос: Если нарцисс говорит о своей любви, он понимает, что он обманывает? Или в тот момент он искренен?

Нарцисс зависим от своих источников нарциссического ресурса. Он привязывается к ним, сближается с ними, иногда он даже доволен и благодарен за то, что они существуют в его жизни. Он называет эти реакции «любовью», потому что так ему подсказывает среда, именно такие слова на устах у всех.

Эмоции у нарциссов, конечно, есть. Эмоции есть у всех живых людей. Разница в том, какое мы выбираем отношение к своим эмоциям. Нарцисс склонен подавлять эмоции так сильно, что в большинстве случаев они никак не влияют на его жизнь и поведение на уровне сознания, хотя необычайно сильно определяют их на бессознательном уровне.

Как и все люди, нарцисс проходит когнитивную фазу, позволяющую составить представление о физиологических реакциях и паттернах поведения, включить их в контекст, идентифицировать и определить как эмоции. Но, в отличие от здоровых людей, нарцисс только идентифицирует эмоции, но не испытывает их.

Другими словами, нарцисс делает вывод о наличии эмоций, собирая данные и анализируя их смысл и значение.

Он отвечает с помощью интеллекта на вопрос: «что происходит (со мной или с другими)?» Он не может ни с чем соотнести свой опыт: он не испытывает ни чужих эмоций (потому что лишен эмпатии), ни своих (потому что подавил их так сильно, что навсегда лишился доступа к ним – возможно, из-за травм в прошлом). Нарцисс осознает свои мысли и, зная, что подобные физиологические и поведенческие реакции называются «чувствами», пользуется этой общеупотребительной лексикой.

Все люди проходят через когнитивную фазу, когда испытывают чувства. Нормальные, здоровые люди вовсе не осознают или только смутно осознают мысли, лежащие в основе чувств, но полно испытывают сами чувства. Нарциссы и психопаты, напротив, осознают мысли, но не испытывают чувства (они лишены эмоциональных коррелятов).

Если же нарцисс все-таки испытывает эмоции – гнев, зависть, грусть, желание, зависимость – он об этом вскоре пожалеет. Эмоции нарцисса всегда отрицательны и часто приводят к самосаботажу и саморазрушению. Постепенно нарцисс учится отдаляться все сильнее, отстраняться все последовательнее, цепенеть, замирать и превращаться в роботоподобного косного зомби.

Положительные эмоции нарцисса приходят вместе с сильными отрицательными. Это следствие фрустрации и следующей из нее трансформации агрессии. Фрустрация связана с первичными объектами из детства нарцисса (родителями и заботящимися взрослыми).

Вместо желанной безусловной любви нарциссу доставались совершенно непредсказуемые и необъяснимые припадки ярости, гнев, жгучая сентиментальность, зависть, подколки, внушение вины и иные нездоровые родительские эмоции и паттерны поведения.

В ответ на это нарцисс уходил в свой внутренний мир, где он всемогущ и всезнающ и неуязвим для подобных злосчастных превратностей. Он запрятал свое истинное Я в дальний чулан мозга и представил внешнему миру Ложное Я.

Но завязать узел легче, чем развязать. Нарцисс не способен пробудить у себя положительные эмоции, не вызвав при этом отрицательных. Постепенно у него развивается фобия: он боится вообще что-либо чувствовать, чтобы вместе с чувствами не явились страшные, несущие с собой вину и тревогу, не поддающиеся контролю, эмоциональные приложения.

Таким образом, нарцисс сводит свою душевную жизнь к смутным движениям, которые он представляет себе и другим как эмоции. Даже эти смутные подобия эмоций могут быть испытаны только в присутствии кого-то, кто может дать нарциссу вожделенный нарциссический ресурс.

Нарцисс испытывает судороги, называемые «чувствами», только когда его отношения с жертвой находятся в фазе идеализации. Эти «чувства» настолько преходящи и фальшивы, что на их место легко приходят гнев, зависть и обесценивание. На самом деле нарцисс воссоздает поведение его далеких от идеала первичных объектов.

Глубоко внутри нарцисс знает, что что-то не в порядке. Он не испытывает эмпатии к чувствам других людей. Собственно говоря, он относится к ним с презрением и насмешкой. Он не может понять, почему люди так сентиментальны и «нерациональны» (рациональность он отождествляет с хладнокровием).

Нарцисс часто думает, что другие притворяются, желая достичь некой цели. Он уверен, что их «чувства» таят под собой скрытые, не связанные с эмоциями, цели.

Он становится подозрительным, растерянным, чувствует необходимость избегать эмоционально окрашенных ситуаций или, что хуже, испытывает приступы почти не поддающейся контролю агрессии, когда сталкивается с искренним выражением чувств. Оно напоминает ему, насколько он несовершенен и сколь малым наделен.

Более слабые нарциссы стараются подражать «эмоциям», изображать их – по крайней мере, внешние проявления (аффект). Они повторяют сложную пантомиму, которая ассоциируется у них с наличием эмоций.

Но настоящих эмоций, эмоционального коррелята, нет. Это пустой аффект, лишенный эмоций. Так что нарцисс быстро от него устает, становится равнодушным и начинает выдавать несоразмерный аффект.

Например, остается бесстрастным, когда нормальная реакция – горе.

Нарцисс подчиняет свои поддельные эмоции разуму. Он «решает», что уместно чувствовать то-то и то-то. Его «эмоции» — результат анализа, целеполагания и планирования.

Он подменяет «чувствование» «воспоминанием». Он ссылает свои телесные ощущения, чувства и эмоции в некого рода хранилище памяти. Кратковременная и средневременная память используются исключительно для хранения реакций на источники нарциссического ресурса (текущие и потенциальные).

Он реагирует только на эти источники. Если источник нарциссического ресурса перестал быть таковым, нарцисс с трудом может вспомнить или восстановить, что он якобы «чувствовал» по отношению к нему, даже если это было всем напоказ и совсем недавно.

Нарцисс пытается вспомнить – но в голове пустота.

Не то, чтобы нарциссы были неспособны испытывать то, что мы называем «экстремальными эмоциональными реакциями». Они сетуют и горюют, гневаются и улыбаются, чрезмерно «любят» и «заботятся». Но именно в этом и заключается их отличие от нормальных людей: быстрая смена одной эмоциональной крайности на другую и отсутствие эмоциональной середины.

Нарцисс проявляет особенно много «эмоций», когда соскакивает с иглы нарциссического ресурса. Отучаться от привычки всегда тяжело, особенно если она определяет (и порождает) личность человека. Избавляться от зависимости вдвойне тяжело.

Нарцисс путает эти кризисы с глубокими чувствами, и убежденность его так велика, что он с успехом обманывает и свое окружение тоже.

Но нарциссический кризис (потеря источника нарциссического ресурса, обретение альтернативного источника, смена одного нарциссического патологического пространства на другое) никогда не следует путать с настоящими эмоциями, которых нарцисс никогда не испытывает.

Многие нарциссы мысленно ведут «таблицы эмоционального резонанса». Они пользуются словами так же, как иные – алгебраическими знаками: аккуратно, осторожно, с точностью ремесленника. Это эмоциональная грамматическая математика.

Геометрия синтаксиса страстей. Лишенные всяких эмоций, нарциссы внимательно отслеживают чужие реакции и соответственно выбирают слова, пока их лексикон не будет совпадать со словарем их слушателей.

Ближе подобраться к эмпатии нарциссы не могут.

Подведем итог. Эмоциональная жизнь нарцисса бесцветна и лишена событий, так же косна и слепа, как его расстройство, так же мертва, как он сам. Он действительно испытывает гнев, боль, непомерное унижение, зависть и страх. Их оттенки преобладают и повторяются в картине его эмоциональной жизни. Но, кроме этих инстинктивных реакций, больше ничего нет.

Что бы ни представлялось нарциссу его эмоциями, он испытывает это в ответ на обиды и раны, реальные либо воображаемые. Все его эмоции реактивны, а не активны. Он чувствует, будто его оскорбили – он дуется.

Его обесценили – он гневается. Его игнорируют – он делает недовольное лицо. Его унизили – он взрывается. Ему угрожают – он боится. Его обожают – он купается в лучах славы. Он злобно завидует всем и каждому.

Нарцисс может оценить красоту, но с интеллектуальной, холодной, «математической» точки зрения. Мало у какого нарцисса развито зрелое, взрослое половое влечение. Их эмоциональный ландшафт тусклый и серый, неясный, как будто видимый через стекло.

Многие нарциссы могут разумно обсуждать эмоции, которых никогда не испытывали сами – такие, как эмпатию или любовь – потому что специально много читали о них и общались с людьми, утверждавшими, что испытывают их.

Таким образом, нарциссы конструируют рабочую гипотезу того, что чувствуют люди.

Для нарцисса нет никакого смысла в попытках действительно понять эмоции, но те модели, которые он все-таки формирует, помогают ему предсказать поведение людей и подстроиться под них.

Нарциссы не завидуют другим из-за того, что у тех есть эмоции. Они презирают чувства и чувствительных людей, потому что находят их слабыми и уязвимыми, а нарциссам смешны человеческие слабость и уязвимость. Такое высмеивание позволяет нарциссу мысленно возвышаться над людьми и, возможно, является окаменелыми остатками перекосившегося защитного механизма.

Нарциссы боятся боли. Боль задевает их, как муха паутину – от одного движения мухи шевелится вся паутина. Боль не приходит одна – она приводит с собой семейства терзаний, племена страданий, целые народы мучений. Нарцисс не может испытывать их каждое в отдельности – только все вместе.

Нарциссизм – это попытка контейнировать угрожающую атаку зачерствевших негативных эмоций, подавленного гнева, детских обид. Патологический нарциссизм полезен – вот почему он так упруг и устойчив к изменениям.

Когда терзаемый человек «изобретает» его, жизнь становится терпимой, и человек начинает лучше функционировать.

Успешная стратегия приобретает религиозный размах – становится косной, доктринёрской, машинальной и ритуалистической.

Другими словами, патологический нарциссизм превращается в паттерн поведения. Его жесткость напоминает внешнюю скорлупу, экзоскелет. Он сжимает нарцисса и ограничивает его.

В результате нарцисс боится делать некоторые вещи. Он оскорблен или унижен, когда его заставляют заниматься некоторыми делами.

Он отвечает гневом на внимательный осмотр и критику системы взглядов, лежащей в основе его расстройства, пусть даже самую доброжелательную.

Нарциссизм смехотворен. Нарциссы напыщенны, претенциозны, отвратительны и противоречивы.

Между тем, чем они являются на самом деле, их реальными достижениями, и их мнением о самих себе имеется серьезное противоречие. Нарцисс не просто думает, что он значительно превосходит остальных.

Ощущение его превосходства въелось в него, пропитало каждую клетку его ума, оно стало всеобъемлющим чувством, инстинктом, стремлением.

Нарцисс ощущает, что имеет право на особое обращение и исключительное снисхождение в силу того, что он такой уникальный экземпляр. Он знает, что это так, подобно тому, как мы знаем, что вокруг нас воздух. Это неотъемлемая часть его личности. В большей мере неотъемлемая, чем его тело.

Это создает разрыв – даже, скорее, пропасть – между нарциссом и остальными людьми. Считая себя исключительным и высшим созданием, он не способен узнать, каково это — быть человеком, и не намерен это выяснять. Другими словами, нарцисс не способен проявить эмпатию.

Вот вы можете проявить эмпатию к муравью? Эмпатия подразумевает отождествление или равенство с объектом эмпатии, а нарциссу противно и то, и другое. Нарцисс, воспринимая людей как низшие создания, сводит их к мультяшным плоским изображениям, функциям.

Они становятся полезными, нужными, функциональными или забавными, доставляющими удовольствие или злость, фрустрирующими либо приспосабливающимися предметами, а не любящими или эмоционально чуткими людьми.

Это ведет к жестокости и склонности к эксплуатации. Нарциссы не являются «злом»  — на самом деле, нарцисс считает себя хорошим человеком. Многие нарциссы помогают людям на профессиональной или добровольной основе. Но нарциссы безразличны.

Им нет никакого дела до тех, кому они помогают. Они помогают людям потому, что так они могут получить внимание, благодарность, лесть и восхищение. А также потому, что это самый быстрый и надежный способ избавиться  от этих людей и от их нытья.

Нарцисс может умом понимать эти неприятные истины – но соответствующая этому пониманию эмоциональная реакция (эмоциональный коррелят) отсутствует. Отсутствует резонанс. Как будто читаешь скучное руководство пользователя к компьютеру, которого у тебя все равно нет. Нарцисс не проникает в эти истины и не усваивает их.

Как бы то ни было, чтобы еще лучше оградить себя от неправдоподобной вероятности столкнуться с разрывом между жизнью и грандиозными фантазиями («пробел величия»), нарцисс придумывает сложнейшую ментальную конструкцию, изобилующую механизмами, рычагами, переключателями и мигающими красными лампочками. Нарциссизм ограждает его носителя от болезненной встречи с реальностью и позволяет ему пребывать в сказочной стране идеального совершенства и великолепия.

Источник: Таня Танк ЖЖ

Источник: //psih.webdomovoy.ru/chto-chuvstvuet-nartsiss-kogda-govorit-lyublyu/

Сэм Вакнин отвечает на вопросы. (Часть 1: нарцисс и его семья)

Сэм вакнин злокачественная самовлюбленность нарциссизм пересмотренный
Сэм Вакнин, многим из вас известный как автор книги “Злокачественная самовлюбленность: нарциссизм пересмотренный” прислал первую часть ответов на ваши вопросы. За перевод благодарю нашу “сообщницу” Анну Тихонову. Фото – из архива Сэма Вакнина.

Вопрос №1

Способен ли нарцисс раскаиваться искренне, если причиняет боль собственным детям? Мой свекор и экс-супруг нарциссы, как мне уберечь от их очарования моих детей? Если я воспитываю ребенка в непосредственной близости от нарцисса (супруга, родителя, брата, сестры и т. д.), и у меня нет возможности покинуть токсичные отношения — что я могу сделать, чтобы защитить ребенка от разрушительного влияния нарцисса, по крайней мере, до того момента, когда смогу физически дистанцироваться?

Нарциссическая личность диссотиативна и дискретна, расколота между ложным и истинным “я”, с изобильными расстройствами памяти и мышления. Поэтому во время наказания за его злодеяния нарцисс шокирован и чувствует боль. Он восстает против ощущаемой им несправедливости.

Впрочем, это как если бы у него было несколько личностей, одна из которых совершила преступление или проступок – в то время, как наказывали другую. К тому же, нарциссическая самоуверенность, грандиозное всемогущество и предполагаемый им иммунитет терпят урон, когда нарцисса привлекают к ответственности.

Нарциссы помешаны на контроле, контролируют каждый шаг своих детей и превращают их в источники нарциссического ресурса, чтобы отвергнуть, когда они постареют и раскритикуют нарциссичного родителя.Используйте личный пример, чтобы показать ребенку, что не все взрослые нарциссичны. Другого решения все равно нет.

Перестаньте тратить деньги, время, энергию и эмоциональные ресурсы на эту неразрешимую проблему, как изолировать сына от влияния отца. Это проигранная война, хотя причина обоснована. Вместо этого будьте в распоряжении вашего сына.

Единственная вещь, которую вы можете сделать, чтобы предотвратить подражание отцу – это показать ему другую, не нарциссическую ролевую модель – вашу. Будем надеяться, что он предпочтет вашу модель, когда вырастет. Вы не можете контролировать путь развития сына.

Осуществление неограниченного контроля над ребенком – это и есть нарциссизм – и вы должны избегать этого любой ценой, как бы вы не беспокоились.Нарциссизм имеет тенденцию к размножению, но это не является неизбежностью. Не каждый ребенок нарцисса непременно становится нарциссом.

Вопрос №2.

Есть ли перспектива нормального и близкого общения отца, страдающего нарциссизмом, и его аутичного ребенка?

Нарцисс рассматривает своего больного ребенка как оскорбление и прямой вызов самовнушенным совершенству и всемогуществу, постоянным и ноющим источником негативного нарциссического ресурса, реификацией (овеществлением) и олицетворением злобного и враждебного мира, который сговорился неустанно наносить ему ущерб бедами и катастрофами.

Неустойчивые основы его ложного эго – и следовательно, его способность действовать, – подорваны этим смещением.Безжалостно оспоренный существованием дефектного потомства и продолжением связанных с ним болезненных напоминаний, нарцисс срывается в стремлении к обвинению и наказанию источников его мучительной фрустрации: ребенка и его мать.

Нарцисс назначает ее ответственной за этот сбой, а не себя. Она навлекла этот позор и возмущение в его в остальном потрясающую жизнь. Это она принесла ему новые терзания, постоянное напоминание об ошибке, дефекте, гибели, бессилии, виновности, безобразии и страхе.

Чтобы устранить эту несправедливость, восстановить равновесие, прочно вернуть гарантированную грандиозность, нарцисс прибегает к обесцениванию. Он оскорбляет, умаляет, унижает обоих – несчастного ребенка и его страдающую мать. Он находит, что их недостатки влияют на его целостность неблагоприятно.

Он ругает и насмехается над их неполноценностью, слабостью, уязвимостью, смиренностью и ограниченностью ресурсов вместе взятыми. Благодаря изощренному садизму он превращает их в запуганных адептов психических расстройств. Рассматривает их как разрушителей его жизни и нарциссической личности.Считая себя сострадательным сторонником крепкой любви, нарцисс беспощадно обвиняет.

Он сопоставляет их медлительность со своим исключительным рвением, их ограничения со своей бесконечной востребованностью, их заурядность со своими гениальностью и остротой зрения, их поражения со своей триумфальной жизнью, реальной или воображаемой.

Он играет на их незащищенности и отображает свое злобное презрение к матери ребенка с горячей местью всякий раз, когда он в конфронтации, подвергнут критике или отвергнут. Он может даже прийти в ярость, чтобы навязать свое искаженное мировоззрение и сумасшедшую интерпретацию реальности. Он ослабляет их, чувствуя себя в очередной раз выше.

Единение и привязанность в младенчестве – определяющие факторы и характерные показатели благополучия в зрелом возрасте. Незначительное меньшинство детей рождаются со сбоями – такими, как синдром Аспергера, который препятствует должной привязанности к матери или другому опекающему лицу.

Факторы окружающей среды – такие как нестабильная обстановка дома, родительское отсутствие или распад семейного союза – также играют роль и могут приводить к появлению неспособности создавать отношения. Малыши адаптируются к этой стерильной и враждебной эмоциональной обстановке регрессом к более ранней фазе неконтролируемого самодостаточного и эгоцентричного первичного нарциссизма. Нетрудоспособные и отсталые дети нарциссичных родителей вполне могут оказаться нарциссами – печальная, но неизбежная ирония.

Вопрос №3.

Как вырастить детей не нарциссами? Как вы можете быть уверены, что нарциссизм формируется родителями или другим внешним влиянием? Раз нарцисс не принимает на себя ответственность, использует людей, а не любит их, и не бывает достаточно любви, чтобы заполнить дыру в его душе, то как он может различить, есть ли вина его матери, которая использовала его и не любила достаточно, или он таков с рождения? Возможно ли, что нарцисс так могуществен, что влияет даже на собственных родителей? По вашим наблюдениям, нарциссизм – это врожденное? В каком возрасте у ребёнка процесс уже необратим?

Патологический нарциссизм – это реакция на длительный абьюз и травму в раннем детстве или в раннем подростковом возрасте. Источники жестокого обращения нематериальны – виновными могут быть родители, учителя, другие взрослые или сверстники. Когда ребенка балуют, чересчур оберегают, заполняют собой – это тоже формы абьюза.

Нарциссическое расстройство личности нельзя диагностировать у детей или подростков. Мы должны осторожно отличать нарциссические черты у подростков – нарциссизм как неотъемлемую часть их здорового личностного развития – и полноценное расстройство. Юность – это пора самоопределения, разграничения, сепарации от родителей и индивидуализации.

Эти неизбежно связанные с нарциссизмом напористости не тождественны нарциссическому расстройству.Таким образом, если вы не хотите вырастить нарцисса, не ущемляйте ребенка никаким способом: не используйте физический, вербальный, эмоциональный или психологический абьюз – но также не боготворите, не балуйте, не душите ребенка заботой.

Дополнительные источники:

//www.narcissistic-abuse.com/narcissismglance.html

//www.narcissistic-abuse.com/journal42.html

//metapsychology.mentalhelp.net/poc/view_doc.php?type=de&id=419

Нарциссичные и психопатические родители и их дети:

//groups.yahoo.com/neo/groups/narcissisticabuse/conversations/messages/4727

Генетические основы нарциссизма:

//www.narcissistic-abuse.com/journal43.html

Портрет нарцисса как молодого человека:

//groups.yahoo.com/neo/groups/narcissisticabuse/conversations/messages/5048

Подростковый нарциссизм – исследование:

//www.narcissistic-abuse.com/narcissistadolescent.html

(Продолжение в следующем посте)

Источник: //tanja-tank.livejournal.com/105275.html

Сэм вакнин: пережить нарцисса 2

Сэм вакнин злокачественная самовлюбленность нарциссизм пересмотренный
iralenejewellry

Нарциссы столь же шокированы разрывом, сколь и созависимые и Пограничные. Но их решение отлично. Созависимые цепляются. Пограничные эмоционально подвижны и реагируют катастрофически на малейший намёк, что их бросят.

Так они достигают двух целей:

1) Покончить с этим. У нарцисса очень низок порог терпимости к неопределённости и неудобствам, эмоциональным или материальным. Нарциссы очень нетерпеливы и «избалованы». Они не могут откладывать вознаграждение или нависшую угрозу. Они должны иметь всё это здесь и сейчас, плохое или хорошее.

2) Осуществляя пугающее расставание,

нарцисс может убедительно лгать самому себе. «Она не оставляла меня, это я её бросил. Я контролировал ситуацию.

Это всё моих рук дело, так что меня на самом деле не бросали, верно?» Со временем, нарцисс принимает свою «официальную версию» в качестве истины.

Он может сказать: «Я расстался с ней эмоционально и сексуально задолго до того, как она ушла». Это один из важных Механизмов Предупреждения Эмоциональной Вовлечённости.

Зачем нарциссу рушить Отношения? Нарциссы ненавидят счастье, радость, энтузиазм и живость – короче, ненавидят саму жизнь. Корни этой странной предрасположенности могут быть прослежены до нескольких психологических тенденций, действующих одновременно (это очень запутывает – быть нарциссом).

Во-первых, существует патологическая зависть.

Нарцисс постоянно завидует другим людям: их успеху, собственности, характеру, образованию, детям, идеям, самому факту, что они могут чувствовать, их хорошему настроению, их прошлому, их будущему, их настоящему, их супругам, их подругам или любовницам, их жилью… Почти всё может стать спусковым крючком для приступа едкой, горькой зависти. Но нет ничего, что более напоминает нарциссу о тотальности его завистливости, чем счастье. Нарцисс выбивает счастливых людей из их ощущения изоляции.

Кроме того, есть ещё нарциссическая боль. Нарцисс считает себя центром мироздания, и эпицентром жизней своих близких и дальних. Он есть источник всех эмоций, ответственный за всё развитие, и позитивное и негативное, ось, первопричина, двигатель, инициатор, посредник, опора, всегда незаменимая.

И это является, таким образом, горьким и острым уколом этой великолепной фантазии – видеть кого-то ещё счастливым по причинам, не имеющим отношения к нарциссу. Это служит болезненным напоминанием ему о том, что он лишь одна из многих причин, феноменов, инициаторов и катализаторов в жизнях других людей.

Что есть вещи, происходящие вне поля его контроля или инициативы. Что это не привилегия и не уникальность.

Нарцисс использует проекционную идентификацию. Он направляет свои отрицательные эмоции на других людей, выступая в качестве посредника. Он вызывает несчастье и мрак в других, чтобы дать ему пережить собственное ничтожество. Неизбежно он относит источник такой печали либо на свой счёт, либо на «патологию» грустящей личности.

«Ты всё время в депрессии, тебе надо бы и впрямь обратится к врачу», – постоянная фраза. Нарцисс – в попытке поддержать депрессивное состояние пока оно отвечает какой-то облегчающей функции – стремится продлить его, постоянно напоминая о его существовании. «Ты выглядишь грустным/плохо/бледным сегодня.

Всё в порядке? Могу я чем-то помочь тебе? Дела не идут гладко последнее время?»

В конце концов (но не в последнюю очередь), существует преувеличенный страх потери контроля. Нарцисс чувствует, что он контролирует своё людское окружение большей частью через манипуляции и эмоциональное вымогательство и искажение. Это недалеко от реальности.

Нарцисс подавляет любой знак эмоциональной автономности. Он ощущает угрозу и унижение от любой эмоции, не вызванной прямо или косвенно им или его действиями.

Противодействие чьему-либо счастью есть нарциссический способ напомнить всем: я здесь, я всемогущ, вы в моей милости, и вы будете испытывать счастье, только когда я скажу вам.

Жизнь с Нарциссом

Вы не можете менять людей, в глубоком, истинном, широком смысле. Вы можете лишь подстроиться под них и подстроить их под себя. Если временами вы считаете нарциссов благодарными, вы должны принять во внимание следующее:

1) Определите свои пределы и границы. Насколько и в каких формах вы можете под него подстроиться (то есть принять его КАК ЕСТЬ), и до какого предела и какими путями вы хотели бы подстроить его под себя (то есть принять вас таким, какой вы есть).

Действуйте соответствующим образом. Примите всё, что вы решили принять, и отбросьте оставшееся. Измените в себе то, что хотите и можете изменить, и игнорируйте остальное.

Завершите все неписаные договоры совместного существования (можете записать, если у вас более формальный подход).

2) Попробуйте увеличить количество раз, когда «его стены в руинах», когда вы «находите его абсолютно очаровательным и всем, что можно желать». Что вынуждает его быть таким и вести себя так? Это что-то что вы говорите или делаете? Этому предшествуют события особого характера? Есть ли что-то, что вы могли бы сделать, дабы он вёл себя так чаще?

Однако запомните: Иногда мы принимаем вину и взятую на себя кару за любовь. Совершение суицида из-за кого-то не есть любовь. Жертвование собой ради кого-то не есть любовь. Это доминирование, созависимость и зависимость.

Отдавая, вы контролируете своего нарцисса настолько же, насколько он контролирует вас посредством своей патологии. Ваша безусловная щедрость иногда мешает ему встретить своё Истинное Я и, таким образом, утоляет боль.

Невозможно быть в отношениях с нарциссом, который значим для нарцисса.

Конечно, можно иметь отношения с нарциссом, который значим для вас. Меняйте своё поведение, чтобы обеспечить длительную любовь нарцисса, а не чтобы быть покинутыми. Вот корень губительности этого явления: Нарцисс есть значимая, ключевая фигура («объект») в жизни Инвертированного Нарцисса. Это терапевтический рычаг для инвертированного нарцисса.

И потому как инвертированный нарцисс обычно очень молод, когда подстраивается под нарцисса, всё сводится к страху быть покинутым и смерти в отсутствие заботы и поддержки.

Приспособление Инвертированного Нарцисса под нарцисса есть в такой же степени желание вознаградить нарцисса (родителя), в какой и голый террор вечного сдерживания вознаграждения от своего Я.

Потребность Надеяться

Я понимаю потребность надеяться. Существуют градации нарциссизма. В своих заметках я рассматриваю крайнюю и предельную форму нарциссизма, Нарциссическое Расстройство Личности. Прогноз для обладающих лишь чертами нарциссического стиля гораздо оптимистичнее, чем для полноценного нарцисса.

Мы часто путаем стыд и вину. Нарцисс испытывает стыд, сталкиваясь с неудачей. Он переживает (нарциссическую) травму. Его всемогущество подорвано, его чувство превосходства и уникальности поставлено под вопрос. Он в ярости, он обвиняет себя, питает отвращение к себе и испытывает насильственные побуждения.

Нарциссы наказывают себя за невозможность быть Богом, а не за плохое обращение с другими. Нарциссы делают попытку обратиться к своим боли и стыду, чтобы извлечь Нарциссический Ресурс, необходимый ему для восстановления и регуляции чувства собственного достоинства.

Делая так, нарцисс прибегает к человеческому словарю сопереживания. Нарцисс скажет что-то, чтобы извлечь Нарциссический Ресурс. Это манипулятивная уловка – не признание в реальных эмоциях или аутентичное описание внутренних тенденций.

Да, нарцисс – ребёнок, но очень юный.

Да, он может отличить хорошее от плохого, но безразличен к обоим.

Да, процесс «перевоспитания» (то, что Кохут назвал «самообъективацией») необходим для его роста и созревания. В лучших случаях, это занимает годы, и прогноз удручающий. Да, некоторые нарциссы добиваются этого. И их партнёры, супруги, дети, коллеги или любовники ликуют.

Но является ли тот факт, что люди переживают торнадо, достаточной причиной, чтобы идти и искать его? Нарцисса очень влечёт к уязвимым, нестабильным или увечным личностям или к низшим по отношению к нему. Такие люди составляют надёжные Источники Нарциссического Ресурса.

Низшие предлагают восторг. Умственно увечные, травмированные, жертвы агрессии становятся зависимыми и привязанными к нему. Уязвимыми можно легко и экономно манипулировать, без страха получить сдачи. Я думаю, что «выздоровевший нарцисс» есть логическое противоречие, оксюморон (хотя, конечно, могут быть исключения).

Тем не менее, выздоровление (и не только нарцисса) зависит от ощущения безопасности в отношениях и начинается с неё.

Нарцисс не заинтересован в выздоровлении. Он пытается оптимизировать свои прибыли, принимая во внимание скудность и конечность его ресурсов. Выздоровление для него – это просто плохое бизнес решение.

В мире нарцисса нет понятий «принимать» или «заботиться» (не говоря уже о любви); это чужой язык. Он бессмыслен. Можно прочитать самое изящное хайку на японском языке, но оно будет бессмысленно для не-японца. Не-японец, не говорящий по-японски, не уменьшит смысла этого хайку или тем более японского языка.

Нарциссические повреждения болезненны, но они таковы небрежно и естественно, как рефлекс. Они знают, что причиняют другим, но им плевать. Иногда они садистски насмехаются и пытают людей, но они не воспринимают это как зло – это просто удивительно.

Они чувствуют, что им предначертано их удовольствие и вознаграждение (Нарциссический Ресурс часто извлекается из подчинения себе других). Они ощущают, что другие – менее люди, лишь продолжения нарцисса, орудия исполнения его желаний и покорности его часто капризным командам.

Нарцисс чувствует, что нельзя причинить зла машинам, орудиям или дополнениям. Он ощущает, что ему необходимо оправдывать свои действия.

Сэм Вакнин

Оригинал статьи на английском: Surviving the Narcissist
Перевод: Шутов Ю.Г.

//kseniyapanyukova.com/sem-vaknin-perezhit-narcissa/

На фото: актер Руль Бова фото

Источник: //iralenejewellry.livejournal.com/666193.html

Что чувствует нарцисс, когда ему признаются в любви? (Отвечает Вакнин) — topbot — @дневники: асоциальная сеть

Сэм вакнин злокачественная самовлюбленность нарциссизм пересмотренный
Сэм Вакнин, автор книги “Злокачественная самовлюбленность: нарциссизм пересмотренный” продолжает отвечать на ваши вопросы. За перевод большая благодарность Марине Каревой.

Вопрос.

Пугают ли нарцисса слова “Я тебя люблю”? Причиняют ли боль? Бессмысленны и бесполезны? Или он доволен? По крайней мере, от мысли, что заарканил вас? Что чувствует нарцисс, когда кто-то признается ему в любви?

Ответ. Действительно, нарцисс считает признания в любви от выбранных им жертв неопровержимым доказательством того, что он зачаровал их и заманил в ловушку. Но глубоко внутри нарцисс ничто не ненавидит так, как фразу «Я тебя люблю». Она пробуждает в нем почти первобытные реакции. Она вызывает у него неконтролируемую ярость. Почему?а) Нарцисс испытывает лютую и горячую ненависть к женщинам. Будучи женоненавистником, он отождествляет чувство любви с собственничеством, с посягательством, оковами, переделыванием, ущемлением, эксплуатацией, слабостью, поглощением, перевариванием и выведением шлаков. Для него любовь – это опасное увлечение, шаткое и переменчивое.Он верит в страх и ненависть, а не в любовь, как в незыблемые и надежные мотивации. Он женится только ради того, чтобы закрепить услуги своего «партнера» как домохозяйки, слушателя, личного помощника и компаньона. Поэтому он редко бывает властен и ревнив: его не волнует, чем она занимается, когда и с кем, пока его ожидания безупречно оправдываются.

Он также избегает интимности, так как она требует взаимности, а это уже растрата его редких и ценных ресурсов на скучную работу по поддержанию отношений, тогда как все, что ему нужно – это деловое, договорное соглашение.

Когда женщина хочет заполучить нарцисса, пофлиртовать с ним, он отреагирует скорее всего унижением и холодным пренебрежением (если он церебральный нарцисс) или отвергнет после секса с ней (соматический нарцисс).

В обоих случаях от него исходит оскорбительный посыл: у тебя нет власти надо мной, потому что я уникален, всемогущ, не какая-нибудь посредственная серая мышь, и ты для меня не что иное, как жалкий паразит, и тебя можно попирать.

Сам твой подход и попытка соблазнить меня – это уже доказательство твоей глупости, слепоты или злобы, иначе как можно было не заметить, что я другой и лучше?б) Когда тебя любят – значит, знают очень хорошо. Нарциссу нравится думать, что он настолько уникальная, сложная и глубокая натура, что никому никогда его не постичь.

Нарцисс верит, что он стоит выше обычного человеческого понимания, что он неподражаем. Слова «я люблю тебя» означают для него отрицание этого чувства, попытку привести его к общему нижайшему знаменателю, угрозу его чувству уникальности. В конце концов любить могут все, и все влюбляются, даже простейшие человеческие существа.

с) Нарцисс знает, что он аферист, мошенник, который тщательно продумывает свой обман, сценарий, который пуст и в реальности не существует. Тот, кто его любит, либо врет (ведь что есть в нарциссе такого, чтобы его любить?), либо обманывает сам себя, цепляется, не повзрослел и созависим.

Нарцисс не может вынести мысль о том, что он выбрал лжеца или дуру в качестве партнера. Ее признание в любви косвенным образом является разрушающей критикой его собственной способности принимать решения.Многие люди наивно считают, что они могут исправить нарцисса с помощью любви, принятия, сострадания и сочувствия. Это не так.

Нарцисс воспринимает любовь и сострадание других людей как форму нарциссической подпитки!

Это установленный факт, что насилие – вербальное, психологическое, эмоциональное, физическое и сексуальное – происходит вместе с близостью. Чаще всего отмечают, что оскорбления происходят между близкими партнерами и между родителями и детьми. Это претит здравому смыслу. В эмоциональном плане должно быть проще побить, пристать, напасть или унизить совершенно незнакомого человека. Но получается, что близость ПОРОЖДАЕТ насилие, вынашивает его и кормит.

Многие абьюзеры считают, что их поведение укрепляет, усиливает и упрочняет близкие отношения. Для них патологическая ревность – это доказательство любви, желание обладать замещает зрелое чувство привязанности, а избиение – это форма уделения внимания партнерше и общения с ней.

У психопатов и нарциссов есть «холодная эмпатия»: способность «увидеть людей насквозь» и мгновенно разглядеть их уязвимости, страхи и потребности. Они используют это знание как рычаг для укрепления псевдоблизости с немногими избранными.

С помощью этой «целенаправленной близости» абьюзер превращает своих “ближайших” и “дражайших” в «стадо» или в «слушателей» – то есть, в членов своего миникульта.

Целенаправленная близость является исключающей (исключает всех, кто вне «культа», эфемерной (исчезает, как только перестает быть полезной нарциссу) и утилитарной (предназначена для того, чтобы манипулировать получателем близости и его мнимой выгодой).

Эта “целенаправленная близость” начинается, когда абьюзер ставит цель и прибегает к наступлению очарованием, собираясь путем идеализирования человека приобрести потенциальный источник нарциссической подпитки или материальных благ.

Когда потребности абьюзера удовлетворены, его теплый интерес к цели резко тает и он превращается в холодного и отдаленного, обесценивающего и отсеивающего. Он винит свою жертву в этом пугающем внезапном и полном изменении: она заставила его отвлечься своим нытьем, бесчувственностью, глупостью, невыносимым характером, лицемерием, злыми намерениями и так далее.

Столь закоренелые преступники не понимают, что они делают что-то не то. Они часто растут в семьях, обществах и культурах, где на насилие откровенно закрывали глаза – или по крайней мере, оно не вызывало неодобрения. Плохое обращение людей с тем, кто им дорог, – часть ежедневной жизни, такая же неизбежная, как непогода.

Близость часто воспринимается нарциссом как право на насилие. Абьюзер относится к своим близким и дорогим как к обычным предметам, средствам получения удовольствий, удобствам или нарциссическим расширениям. Он чувствует, что он «владеет» своей супругой, девушкой, любовницами, детьми, родителями, братьями, сестрами или коллегами.

Как у владельца, у него есть право «испортить вещи» или даже отделаться от них.Некоторые абьюзеры чураются настоящей близости и глубокой привязанности, боясь невыносимой боли неизбежного оставления, которое случится в будущем. Их учили считать себя нелюбимыми и не заслуживающими любви.

В их зоне комфорта есть чувство ненависти и страха: они знают, за какие веревочки нужно потянуть, чтобы приблизить или отдалиться, и с их помощью управляют средой, чтобы сделать ее менее угрожающей для себя.Эти абьюзеры ведут «притворную», фантазийную жизнь. Их «любовь» и «отношения» – безвкусная имитация.

Такой абьюзер стремится дистанцировать себя от тех, кто действительно любит его, кто лелеет и ценит его как человека, кому нравится проводить с ним время и кто хочет установить долгие, наполненные смыслом отношения с ним.

Некоторые абьюзеры даже закрывают глаза на сексуальные и эмоциональные связи своей партнерши с другими, позволяя ей вести параллельную жизнь до тех пор, пока она соблюдает свои «договорные» обязательства по его обслуживанию и составлению компании. Такое эмоциональное отлучение может принимать много форм: от трудоголизма до свингерства.

Другими словами насилие – это реакция на угрозу иллюзорной близости, направленная на то, чтобы дать отпор, уничтожить близость, нежность, привязанность и сострадание, пока они не одолели и не поглотили абьюзера. Насилие — это паническая реакция.

Насильники сами напуганы до полусмерти: они чувствуют себя в ловушке, в тюрьме, в оковах, будто их пытаются вероломно перекроить. Распространяя вопиющее насилие, они стремятся пошатнуть надвигающуюся близость.Чем более вызывающе они себя ведут, тем меньше риск пожизненного рабства.

Чем более отвратительны их действия, тем в большей безопасности они себя чувствуют. Избиение, сексуальное надругательство, изнасилование, брань, издевательство – это все формы восстановления утерянного контроля. В развращенном мозгу абьюзера насилие равняется господству и продолжительному, безболезненному выживанию в эмоциональном закостенении.В раннем возрасте над абьюзерами издевались те самые люди, которые должны были «любить» его. Став взрослым, он издевается над людьми, которые действительно его любят! Это его способ исправления неправильного и восстановления симметрии и справедливости.

Вопрос.Можно ли помочь жертве нарцисса разорвать с ним связь, если у нее не хватает сил сделать это самой? Как?

Ответ. Это этические вопросы, и с ними лучше обратиться к специалисту по этике. Я специалист по нарциссизму, а не священник и не философ.

источник – tanja_tank 

[4 ссылок 60 комментариев 2139

Источник: //topbot.diary.ru/p212262565.htm?oam

WikiMedicOnline.Ru
Добавить комментарий